Консультирующий детектив из ящика с помидорами.

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
14:01 

Я убиваю людей и ем руки. Всего две вещи.
Сегодня пришлось сбегать на работу.
Познакомилась там с паучихой Кларой. Сначала она хотела дать мне пизды за то, что я выбросила тело ее недоеденного мужа, но потом мы как-то заговорились и она передумала. Хорошая баба, жаль ее правда, совсем одна осталась, но думаю, она не пропадет. Хороша чертовка, стройная, крупная - настоящая самка. Надеюсь, мы с ней еще увидимся.
Факт обо мне: Настя никогда не убивает пауков. Не из-за примет, а потому что каждое существо имеет право жить. Всем пис.




P.S. Эта Клара просто ебаный Арагог, я думала, она меня сожрет.

@темы: наркоман, Приключения Насти и ее друзей

00:10 

Я убиваю людей и ем руки. Всего две вещи.
Меня достало это вечное состояние нехватания. Просто нехватания чего-то. Вроде бы все есть, но чего-то не достает и это раздражает.
Еще я не знаю, начерта мне все еще пишет Аня.
Я чувствую себя виноватой только потому, что все вокруг меня против того, чего бы на самом деле хотелось мне и это хреново, но я не могу через такое переступить.

18:14 

Анна

Я убиваю людей и ем руки. Всего две вещи.
Впервые пишу рассказ. Получилось не совсем так, как хотелось и это меня печалит.
Ну и ладно, я ж не Чехов, в конце-концов, хотя краткость и моя сестра.
читать дальше

@темы: фанфик

14:43 

PARTY HARD

Я убиваю людей и ем руки. Всего две вещи.
PARTY HARD
Автор: [Йоши]
Фэндом: D.Gray-man
Персонажи: Канда Юу/Аллен Уолкер, Лави, Мариан Кросс (упоминание), Линали Ли (упоминание)
Рейтинг: R
Жанры: Слэш (яой), PWP, AU, Эксперимент
Предупреждения: Нецензурная лексика
Размер: Мини
Описание:
Хард пати у Лави на хате или секс, наркотики, рок-н-ролл на студенческой вечеринке.
Публикация на других ресурсах:
С разрешения автора.
Примечания автора:
Вот что бывает, если во время температуры подумать сразу о Поппи Брайт, "Молокососах" и Грей-мене.

читать дальше

@темы: фанфик, слэш, Канда/Аллен, D.Gray-man

14:38 

Я убиваю людей и ем руки. Всего две вещи.
Мой эпиграф безумно радует меня, потому что отныне я ПРИНЦЕССА ЖИРНЫХ ЛЕНИВЫХ НАГЛЫХ ХАРЬ.
Я ни при чем, это все упоротая Соня.

Но сейчас о другом.

Майские праздники проходят тихо и непримечательно в четырех стенах, так как Мифическая Дарья свалила со своим башмаком в деревню, а больше у меня и нет никого.
Но, на самом деле, мне заебись, потому что я много сплю, ничерта не делаю и купила себе новые лифчики. Как я люблю лифчики, если б вы только знали.

А сейчас можно перекусить и заняться, наконец, фанфиком, а то мои читатели сожрут меня с потрохами.
Кстати, можно же выложить сюда свой патихард, этим и займусь, а потом перекушу.

ВСЕМ СЧАСТЛИВЫХ МАЙСКИХ ПРАЗДНИКОВ


21:39 

friday i'm in love

Я убиваю людей и ем руки. Всего две вещи.
Приятно знать, что одна из твоих любимых песен это любимая песня Томушки :3

Listen or download Cure Friday I'm In Love for free on Prostopleer

21:28 

London After Midnight

Я убиваю людей и ем руки. Всего две вещи.
Судя по всему, я обзавелась новой группой для списка любимцев.
Слушаю их и так хорошо, как от Cure. Может я скрытый гот?хд
Любовь к готик-року, конечно, проснулась после Брайт, но это в любом случае прекрасно :3
А от этой песни у меня просто мурашки. Обожаю акустические версии.

Listen or download Spider and the Fly for free on Prostopleer


18:26 

Я убиваю людей и ем руки. Всего две вещи.
Сини подмосковные холмы,
В воздухе чуть теплом — пыль и деготь.
Сплю весь день, весь день смеюсь, — должно быть,
Выздоравливаю от зимы.

Я иду домой возможно тише:
Ненаписанных стихов — не жаль!
Стук колес и жареный миндаль
Мне дороже всех четверостиший.

Голова до прелести пуста,
Оттого что сердце — слишком полно!
Дни мои, как маленькие волны,
На которые гляжу с моста.

Чьи-то взгляды слишком уж нежны
В нежном воздухе едва нагретом…
Я уже заболеваю летом,
Еле выздоровев от зимы,

13 марта 1915

Марина Цветаева

00:41 

Я убиваю людей и ем руки. Всего две вещи.
Когда в прошлую субботу мы с Дашей совершили набег на фен-шуй магазинчик в центре, нашли там вот эти штуки :3
Я игралась с ними в автобусе всю дорогу.
Как обычно не знаю, под что носить, но эта проблема решаема хд

00:33 

Я убиваю людей и ем руки. Всего две вещи.
А мы заказали парик на Пупырку :3
Наконец-то мои жиры подойдут для косплея.
Погодите-ка, а вдруг я их сброшу?
Вот вы скажите "ха-ха", а я, между прочим, серьезно похудела и к лету, надеюсь, уйдет еще размер.
А еще я теперь терпеть не могу гречку.

23:54 

Я убиваю людей и ем руки. Всего две вещи.
За то время, что меня не было фактически ничего не произошло.
Учусь, работаю.
Малая растет, ломает и крушит все вокруг, как маленький Халк.
А вообще, жизнь налаживается. Я отошла от всего, что было, потихоньку вернулось вдохновение и вообще как-то все хорошо.
Стоит ждать подвоха хд

P.S. Заказала себе книжечки, теперь жду зарплату :3

23:34 

Я убиваю людей и ем руки. Всего две вещи.
Вот я и вернулась. Надеюсь, нынче получится вести дневник, а то все лень да лень.

17:19 

Я убиваю людей и ем руки. Всего две вещи.
Вспомяните: всех голов мне дороже
Волосок один с моей головы.
И идите себе… — Вы тоже,
И Вы тоже, и Вы.

Разлюбите меня, все разлюбите!
Стерегите не меня поутру!
Чтоб могла я спокойно выйти
Постоять на ветру.

6 мая 1915
Марина Цветаева.

17:14 

Я убиваю людей и ем руки. Всего две вещи.
Ты проходишь своей дорогою,
И руки твоей я не трогаю.
Но тоска во мне — слишком вечная,
Чтоб была ты мне — первой встречною.

Сердце сразу сказало: «Милая!»
Всё тебе — наугад — простила я,
Ничего не знав, — даже имени! —
О, люби меня, о, люби меня!

Вижу я по губам — извилиной,
По надменности их усиленной,
По тяжёлым надбровным выступам:
Это сердце берётся — приступом!

Платье — шёлковым чёрным панцирем,
Голос с чуть хрипотцой цыганскою,
Всё в тебе мне до боли нравится, —
Даже то, что ты не красавица!

Красота, не увянешь за́ лето!
Не цветок — стебелёк из стали ты,
Злее злого, острее острого
Увезённый — с какого острова?

Опахалом чудишь, иль тросточкой, —
В каждой жилке и в каждой косточке,
В форме каждого злого пальчика, —
Нежность женщины, дерзость мальчика.

Все усмешки стихом парируя,
Открываю тебе и миру я
Всё, что нам в тебе уготовано,
Незнакомка с челом Бетховена!

14 января 1915
Марина Цветаева.

17:12 

Я убиваю людей и ем руки. Всего две вещи.
Как весело сиял снежинками
Ваш — серый, мой — соболий мех,
Как по рождественскому рынку мы
Искали ленты ярче всех.

Как розовыми и несладкими
Я вафлями объелась — шесть!
Как всеми рыжими лошадками
Я умилялась в Вашу честь.

Как рыжие поддевки — парусом,
Божась, сбывали нам тряпьё,
Как на чудных московских барышень
Дивилось глупое бабьё.

Как в час, когда народ расходится,
Мы нехотя вошли в собор,
Как на старинной Богородице
Вы приостановили взор.

Как этот лик с очами хмурыми
Был благостен и измождён
В киоте с круглыми амурами
Елисаветинских времён.

Как руку Вы мою оставили,
Сказав: «О, я её хочу!»
С какою бережностью вставили
В подсвечник — жёлтую свечу…

— О, светская, с кольцом опаловым
Рука! — О, вся моя напасть! —
Как я икону обещала Вам
Сегодня ночью же украсть!

Как в монастырскую гостиницу
— Гул колокольный и закат —
Блаженные, как имянинницы,
Мы грянули, как полк солдат.

Как я Вам — хорошеть до старости —
Клялась — и просыпала соль,
Как трижды мне — Вы были в ярости! —
Червонный выходил король.

Как голову мою сжимали Вы,
Лаская каждый завиток,
Как Вашей брошечки эмалевой
Мне губы холодил цветок.

Как я по Вашим узким пальчикам
Водила сонною щекой,
Как Вы меня дразнили мальчиком,
Как я Вам нравилась такой…

Декабрь 1914
Марина Цветаева.

17:09 

Я убиваю людей и ем руки. Всего две вещи.
Сегодня, часу в восьмом,
Стремглав по Большой Лубянке,
Как пуля, как снежный ком,
Куда-то промчались санки.

Уже прозвеневший смех…
Я так и застыла взглядом:
Волос рыжеватый мех,
И кто-то высокий — рядом!

Вы были уже с другой,
С ней путь открывали санный,
С желанной и дорогой, —
Сильнее, чем я — желанной.

— Oh, je n'en puis plus, j'étouffe![1] —
Вы крикнули во весь голос,
Размашисто запахнув
На ней меховую полость.

Мир — весел и вечер лих!
Из муфты летят покупки…
Так мчались Вы в снежный вихрь,
Взор к взору и шубка к шубке.

И был жесточайший бунт,
И снег осыпался бело.
Я около двух секунд —
Не более — вслед глядела.

И гладила длинный ворс
На шубке своей — без гнева.
Ваш маленький Кай замёрз,
О, Снежная Королева.

26 октября 1914
Марина Цветаева.

17:06 

Я убиваю людей и ем руки. Всего две вещи.
Сегодня таяло, сегодня
Я простояла у окна.
Взгляд отрезвлённей, грудь свободней,
Опять умиротворена.

Не знаю, почему. Должно быть,
Устала попросту душа,
И как-то не хотелось трогать
Мятежного карандаша.

Так простояла я — в тумане —
Далёкая добру и злу,
Тихонько пальцем барабаня
По чуть звенящему стеклу.

Душой не лучше и не хуже,
Чем первый встречный — этот вот, —
Чем перламутровые лужи,
Где расплескался небосвод,

Чем пролетающая птица
И попросту бегущий пёс,
И даже нищая певица
Меня не довела до слёз.

Забвенья милое искусство
Душой усвоено уже.
Какое-то большое чувство
Сегодня таяло в душе.

24 октября 1914
Марина Цветаева.

17:04 

Я убиваю людей и ем руки. Всего две вещи.
Вы счастливы? — Не скажете! Едва ли!
И лучше — пусть!
Вы слишком многих, мнится, целовали,
Отсюда грусть.

Всех героинь шекспировских трагедий
Я вижу в Вас.
Вас, юная трагическая леди,
Никто не спас!

Вы так устали повторять любовный
Речитатив!
Чугунный обод на руке бескровной —
Красноречив!

Я Вас люблю. — Как грозовая туча
Над Вами — грех —
За то, что Вы язвительны и жгучи
И лучше всех,

За то, что мы, что наши жизни — разны
Во тьме дорог,
За Ваши вдохновенные соблазны
И тёмный рок,

За то, что Вам, мой демон крутолобый,
Скажу прости,
За то, что Вас — хоть разорвись над гробом! —
Уж не спасти!

За эту дрожь, за то — что — неужели
Мне снится сон? —
За эту ироническую прелесть,
Что Вы — не он.

16 октября 1914
Марина Цветаева.

17:00 

Я убиваю людей и ем руки. Всего две вещи.
В Париже

Дома до звезд, а небо ниже,
Земля в чаду ему близка.
В большом и радостном Париже
Все та же тайная тоска.

Шумны вечерние бульвары,
Последний луч зари угас.
Везде, везде всё пары, пары,
Дрожанье губ и дерзость глаз.

Я здесь одна. К стволу каштана
Прильнуть так сладко голове!
И в сердце плачет стих Ростана
Как там, в покинутой Москве.

Париж в ночи мне чужд и жалок,
Дороже сердцу прежний бред!
Иду домой, там грусть фиалок
И чей-то ласковый портрет.

Там чей-то взор печально-братский.
Там нежный профиль на стене.
Rostand и мученик Рейхштадтский
И Сара — все придут во сне!

В большом и радостном Париже
Мне снятся травы, облака,
И дальше смех, и тени ближе,
И боль как прежде глубока.
Июнь 1909, Париж
Марина Цветаева. Собрание сочинений в 7 т.
Москва: Эллис Лак, 1994.

16:57 

Я убиваю людей и ем руки. Всего две вещи.
* * *

Белое солнце и низкие, низкие тучи,
Вдоль огородов - за белой стеною - погост.
И на песке вереницы соломенных чучел
Под перекладинами в человеческий рост.

И, перевесившись через заборные колья,
Вижу: дороги, деревья, солдаты вразброд.
Старая баба - посыпанный крупною солью
Черный ломоть у калитки жует и жует...

Чем прогневили тебя эти серые хаты,
Господи! - и для чего стольким простреливать грудь?
Поезд прошел и завыл, и завыли солдаты,
И запылил, запылил отступающий путь...

Нет, умереть! Никогда не родиться бы лучше,
Чем этот жалобный, жалостный, каторжный вой
О чернобровых красавицах.- Ох, и поют же
Нынче солдаты! О господи боже ты мой!

Три века русской поэзии.
Составитель Николай Банников.
Москва: Просвещение, 1968.

главная